Четвёртая волна

Есть одна противоковидная мера, которая в России выполняется железно — это запрет митингов оппозиции, включая одиночные пикеты. А вот к другим мерам общество не готово: кто-то вакцинировался, кто-то переболел, кто-то вообще на стадии отрицания.

Все понимают, что перед выборами коронавирус практически полностью побеждается, у него просто нет других вариантов. Вся остальная информация о коронавирусе всерьёз уже не воспринимается. И, действительно, какой только чуши не говорят с умным видом.

Сейчас принимаются какие-то меры, но мы знаем, какой результат был в прошлый раз: миллион избыточных смертей и никто не виноват.

Берегите себя.

Высшее образование в сравнении

Константин Сонин не так давно опубликовал рекомендации для поступления в Чикагский университет и хотя сам вопрос довольно специфический, но ответ многое рассказывает об американской системе высшего образования и я позволю себе сравнить с нашими реалиями.

Сразу бросается в глаза количество хороших университетов в Америке, Константин говорит о топ-30, разница между которыми не очень существенна. У меня старшая дочка хотела только в МФТИ, младшая рассматривала 3 университета. Очевидно, что в России не найдется даже 10 университетов, всерьёз претендующих на приличный уровень образования. В Штатах готовят просто больше хороших специалистов. Соответственно, получить хорошее образование в России гораздо труднее.

У наших студентов фактически нет возможности выбирать курсы, поэтому много усилий тратится на поверхностное изучение обязательной программы. Университеты очень плохо адаптируются к реалиям рынка и по инерции продолжают выпускать тех специалистов, которых привыкли. Американские студенты могут брать курсы по любым темам, а наши вынуждены заниматься самообразованием. Нет сомнений, что наш подход менее эффективен.

И ещё у наших выпускников получается очень похожее образование. Если взять 10 человек с одного факультета, то каждый из них может быть отличным специалистом, но все вместе они знают примерно одно и тоже. Получается, что если на рынке нужно 20 физиков-ядерщиков, а МФТИ выпустил 100, то работа по специальности несёт очевидные экономические риски.

Наша страна и так отстаёт в технологическом развитии, а из-за проблем в высшем образовании будет ещё хуже. Впрочем, пока молодёжь массового уезжает за границу, одними университетскими реформами ситуацию не исправить.

Жизнь после умного голосования

Люди ​весьма консервативны в своих политических убеждениях и чтобы радикально изменить результат по партийным спискам необходимо, чтобы пришли новые избиратели. Но мы видим, что явка изменилась незначительно и закономерно, что и итоги тоже стабильны. В этом нет ничего удивительного, тысячи задержанных на митингах в поддержку Навального могут превратиться в 10 миллионов голосов за его партию, но не в 10 миллионов голосов за КПРФ. ФБК выбрал простейшую и беспроигрышную стратегию — присоединиться к тем, кто не любит Единую Россию. Безусловно, это сработало, но в масштабах страны речь идёт о единицах процентов.

Зато власть смогла продемонстрировать, что и Интернет отключить, и пересажать неугодных депутатов Госдумы для неё не составляет вообще никакой проблемы. Есть такая поговорка, что политика — искусство возможного. Нужно сказать, что на этих мероприятиях электорального характера Навальный достиг запредельного в своей фантастичности результата: и покушение с использованием химического оружия, и посадка в тюрьму, и голодовка, и закрытие ФБК, и запрет соратникам избираться. Тут можно только восхищаться.

Однако, какие бы чудеса не сотворил Навальный, не стоит переоценивать роль личности в истории. Состояние страны в целом сейчас описывается классической формулой: народ безмолвствует. И это нормально: неплохо ведь живём сейчас. К сожалению, перспективы не очень: о росте экономики можно забыть, пенсионные отчисления испаряются практически сразу. А ещё государство собирается инвестировать в силовиков, которым обещает достойную пенсию в 40 лет. Всё это может продолжаться долго, но не вечно.

Главная мечта в российской политике — это уход Путина без кровопролития и, желательно, до наступления в стране полной нищеты. К сожалению, опыт Белоруссии показывает, что это очень сложная задача. И чем дольше Путин у власти — тем больше будет жертв и тем беднее будет страна.

В атмосфере противостояния

Говорить о том, что голосование на участке прошло без нарушений — это просто смешно. Выдали избирателю бюллетень без печати, избиратель опустил бюллетень в урну соседнего УИК — бюллетень выкинули. При голосовании по месту нахождения зря выдали бюллетень по одномандатному округу или наоборот зря не выдали — обычное дело. Записать избирателя в соседнюю строчку — запросто. Про номера паспортов и говорить нечего. Списки избирателей — полное фуфло, у нас десятки человек попали в дополнительный список, и со многими такая неприятность уже не первый год.

По закону неиспользованные бюллетени нужно пересчитывать поштучно. 4 раза по 1000+ штук. Очевидно, что это физически невозможно. Вероятность ошибки при перещёте настолько высока, что достоверный ответ можно получить только сорвав сам подсчёт голосов. Хорошая новость в том, что мы знаем, сколько бюллетеней было всего, а секретарь точно знает (в теории), сколько было выдано членам УИК и сколько они вернули. Все бюллетени должны хранится в сейфе, но в наш сейф 8 тысяч бюллетеней не влезало физически. И не то чтобы нам хватало места, чтобы нормально работать с бюллетенями. 3 дня голосования, надомное голосование, кто-то бюллетень испортил — запросто можно ошибиться с числом выданных и, соответственно, с числом неиспользованных.

После отрезания уголков у неиспользованных бюллетеней члены УИК садятся за свои книги и по каждой странице подсчитывают, сколько бюллетеней они выдали. Потом секретарь эти книги собирает, сшивает и начинает суммировать. В этом сезоне ТИК просто не дал листы для суммирования по каждой книге в отдельности. Итого, по думским выбором председатель и секретарь получают около 150 станиц с каракулями, по ЗакСу немного меньше. Председатель на личном ноутбуке вбила в Excel данные по страницам и очень долго их сводила, я не засекал, но точно больше полутора часов.

Теоретически, если членам УИК дать по одной книге, если чётко контролировать, кто сколько бюллетеней выдал, то можно получить достоверные данные по каждой книге, просуммировать данные по книгам и убедиться, что всё сходится. Но на нашем УИК в пятницу с утра пошёл избиратель, а членов УИК не хватало и на каждого приходилось по 2 книги.

Следующий этап — это подсчёт голосов, сначала сортировка с показыванием бюллетеней, потом подсчёт пачек по одной перекладыванием. И так 4 раза. Нужно признать, что когда время уже далеко за полночь, то нормальные люди не будут считать пачки по одной, они будут считать параллельно. Но на соблюдении этой нормы закона мы настояли, потому что иначе было бы вообще непонятно, что мы там насчитали. Хочу сказать огромное спасибо Анне Софии Флеровой и Юрию Пилипенко, если бы не их усилия, мы бы закончили на час-два позже. Конечно, для подсчёта бюллетеней в таких объёмах должны применяться КОИБ. А так я таскал парты обратно в класс уже по заполненной детьми школе и это типичная в Петербурге ситуация.

Но самая жесть — это работа председателя и секретаря, они освободились в ТИК в 15 часов. Секретарь нашей комиссии живёт в Колпино. Я на собственной шкуре ощутил работу в УИК и мне совсем не понравилось, а сколько им досталось — это вообще за гранью добра и зла.

Теперь о нашей УИК в целом. Всего у нас 12 членов, которых можно разбить на 4 группы по 3 человека: руководство, активисты за честные выборы, нормальные люди и отсутствующие. Очевидно, что просто нет в городе людей, которые хотели бы работать на выборах, тем более творить на них всякую дичь. Нормальные люди в нашей комиссии были один другого симпатичней, в их адрес я могу сказать исключительно слова благодарности.

А вот с руководством комиссии как отношения были напряжёнными, так и остались. Лошадиные дозы совместной трудотерапии не помогли. При этом депутат в ЗакСе из нашего МО Академическое, Анатолий «Расчёска» Дроздов вообще не участвовал в выборах, то есть результаты голосования для нашей местной администрации в общем-то до фонаря. И зачем было присылать Пруссакова на выборы секретаря? Я бы понял, если бы сотрудницы администрации просто вышли из комиссии, а дальше уже я бы пошел по соседям в поисках недостающих членов.

Что касается итогов голосования, то можно сказать, что победу Амосова над Васильевым мы отстояли. Драпеко не отдала свой депутатский мандат Раховой, но это из серии про жабу и гадюку. Было бы нелепо предположить, что мы из-за Амосова так сражались. Конечно, целью являются честные выборы. Можно сказать, что мы достигли какого-то локально успеха, но это меркнет по сравнению с многочисленными преступлениями в других районах Петербурга, электронным голосованием в Москве и традиционным рисованием в электоральных султанатах.

К сожалению, всё это не внушает оптимизма, но, определённо, пойти работать в УИК — это то, что мы можем сделать для своей страны.

Чего не видят наблюдатели

Дискредитация российских выборов начинается с хранения избирательных урн в школьном подвал. Я воздержался от фото, но поверьте, так быть не должно.

Наш УИК получил 8000 бюллетеней в среду и успел подготовить только первую тысячу по случаю проведения собрания. Оставалось ещё 7 тысяч на четверг, но в класс нас пустили только в 13 часов. Рабочий день, далеко не вся комиссия в сборе и у председателя с секретарём куча работы. На каждый бюллетень нужно поставить 2 подписи, печать, сложить по 50. А на думские ещё наклеить марки. А по думским федеральным ещё и вычеркивать пару снявшихся.

Так получилось, что я стал руководить конвейером обработки бюллетеней, просто все остальные операции я делаю совсем плохо. На одной из пачек по ЗАКСу мы словили 2 лишних бюллетеня, пришлось пересчитывать 1000 штук ещё два раза. Довольно быстро стало понятно, что дело плохо. Из средств мотивации у меня было несколько питательных батончиков, применил их при первой возможности, чисто символический жест. Сначала мы готовили ЗАКС, а потом Думу. Внезапно оказалось, что Дума обрабатывается спокойней, потому что марки идут в листах по 50 штук и это снимает необходимость пересчитывать бюллетени. Однако, в районе работы над второй пачкой по Думе мне пришло понимание, что сегодня мы не успеем, просто нет людей. И если мы вдруг решим упереться и всё сделать, то просто некому будет открывать участок. Я предложил не обрабатывать последнюю тысячу по Думе, что было принято председателем с понятно какими комментариями про жалобы от меня. В 12 часу две девушки устали настолько, что не смогли больше работать, отправил их домой без колебаний. Всё, кроме одной тысячи бюллетеней мы сделали, но председатель, секретарь и я ушли уже заполночь. Особо хочу отметить вычёркивание снявшихся — это самая тяжёлая операция, при этом большинство избирателей даже не заметят, что кого-то там вычеркнули.

Центральная тема этого поста — слова благодарности двум членам УИК, которые сыграли ключевую роль в подготовке бюллетеней. Остальные тоже отлично работали, но тут просто нельзя не написать. В моей модели конвейера узким местом была простановка печати, потому что она только одна и инструмент для молодёжи непривычный. Поэтому эту работу я взвалил на Галину Васильевну Яковлеву, она поставила 6 тысяч печатей. Поверьте, её оптимизм и мотивации — впечатляют. И ещё хочу особо поблагодарить Анну Софию Флерову. Насколько отлично она работает мы смогли по-настоящему оценить, когда её забрали мыть избирательные урны. После этого мы перестали справляться с загрузкой Галины Васильевны и она начала кроме печатей ставить ещё и подписи.

Также хочу сказать про бюллетени в кабинете директора под охраной полиции. Это не театр безопасности, это цирк безопасности. Я весь день носил пачки бюллетеней туда сюда и иногда вообще не было никакой охраны. Я уж не говорю о том, что полиция никак не контролирует доступ в помещение, а только открывает двери.

И ещё хочу сказать сейчас, потому что потом будет не до этого. Я закрыл все дежурства начиная с субботы и расклеил объявления по нашему УИК. Больше я этого делать не буду, пусть этим занимаются те, кого интересуют деньги, которые за это платят. В моей картине мира, это настолько жалкие копейки, что не заинтересуют примерно никого. По-моему, вполне нормально, если при отсутствии желающих комиссия просто ответит ТИКу, что людей, готовых выполнять эту работу нет. Я видел, что есть УИК, которые забивают на это молча и ничего страшного не случается. К расклейке объявлений я поначалу отнёсся с энтузиазмом, но состояние досок, на которые я их приклеивал на двухсторонний скотч такое отталкивающее, что заставляет задуматься об уместности такой рекламы.

Хроники УИК 430

Вчера на нашем УИК предсказуемо разрешился конфликт с выбором секретаря: вместо не появлявшегося заместителя ввели бабушку из резерва, получилось 10 человек на заседании из 12, 4-ый голосовавший за меня поменял свою точку зрения и так получилось 7 голосов за кандидатуру от председателя. И замом я тоже не стал. Позавчера на официальном сайте секретарь у нас появился досрочно, написал по этому поводу жалобы на разные уровни, а на заседание УИК пришёл Пруссаков из ТИКа, которого я хорошо знаю с муниципальных выборов 2014 года. Немного покричали, но могло быть и хуже.

Приходили из Ростелекома, покрутили камеры, доступа к видео у меня по-прежнему нет, схему видеонаблюдения увидел, радости от неё никакой. Увеличенная форма протокола по плану висит на стене и на камеру не попадает никак. Столовая работать будет, отопление включили.

Вчера наш УИК получил 8000 бюллетеней, сложили их в кабинете директора вместе с 2 другими УИК, охранять поставили женщину в полицейской форме. Запихнуть все бюллетени в сейф вряд ли было бы возможно. А ещё бюллетени надо готовить: подписывать, ставить печать, пересчитывать. А на думские ещё наклеивать марки и вычёркивать снявшихся. Вчера мы обработали 1 тысячу бюллетеней по ЗАКСу, сегодня нужно обработать оставшиеся 7 тысяч и подготовить помещение для голосования. Это много работы, включая таскание парт.

Завтра голосование с в 8 до 20 часов, члены УИК приходят минимум к 7.30, то есть 12+ часов рабочий день, в субботу тоже 12+ часов рабочий день, а в воскресенье всё тоже самое, но потом ещё ад с подсчётом голосов.

Наблюдение вместо агитации

Как член УИК в этом сезоне не могу заниматься агитацией и прекрасно себя в связи с этим чувствую. Честно говоря, и раньше мои проникновенные посты вряд ли смогли переубедить многих. Это такой карго-культ, что если есть выборы, то должна быть агитация, дебаты и всё такое. Но это актуально для стран, где президент может поменяться через 4 года.

У нас в политике уже 20 лет такая стабильность, что подавляющее большинство избирателей давно пришло к устойчивому состоянию. Все знают, каких успехов достигла наша страна за эти годы и кого нужно за это благодарить. Убедить человека переосмыслить весь его жизненный опыт в коротком диалоге скорее всего не получится.

Вообще, традиционно на выборы у нас ходит довольно мало избирателей, и не удивительно, что результаты получаются похожие, если голосуют примерно одни и те же люди. Но если вдруг придёт больше избирателей, то всё может поменяться.

Не секрет, что люди не верят в честность выборов и это важная причина, почему они могут их игнорировать. Чтобы поднять доверие к выборам, нужно не болтать, как любят избиркомы, а работать наблюдателями.

Я слышал оценки, что сейчас в Петербурге наблюдателей примерно столько же, сколько было в 2011-2012 году и это типа хорошо. Здесь есть лукавство с двух сторон. Во-первых, наблюдателей в 2011-2012 году было мало, были УИК вообще не покрытые, 2 наблюдателя на УИК — уже было не плохо. Во-вторых, бывшие наблюдатели массового стали членами УИК, запросто в составе УИК могут быть 2 наблюдателя. Есть даже председатели УИК и члены ТИК из наблюдателей. Координация через Telegram — это революционный скачок по сравнению с телефонными обзвонами.

В общем, несмотря на все нововведения, есть возможность бороться за честные результаты выборов.

Школа и УИКи

В нашей школе расположены 3 УИК. Школа, конечно, содействует в проведении выборов, но, мягко говоря, у неё своих проблем хватает и мы ей как собаке пятая нога. Все 3 УИК до дня голосования работают в маленьком кабинете труда и не то чтобы получается всё время держать там социальную дистанцию. Вчера мы должны были работать с 13 часов, поэтому в 12.55, когда прозвенел звонок, мы взяли из сейфов списки избирателей, стационарный телефон и перенесли их на второй этаж в учительскую, потому что в классе был следующий урок.

Мы должны были отвечать на звонки и быть готовы, что кто-то придёт проверить себя в списках избирателей. К 15 часам уроки кончились и мы положили списки избирателей обратно в сейф, перенесли обратно телефон и развернули компьютеры и принтеры, на случай если кто-то придёт оформить заявление о голосовании по месту нахождения. Да, телефон обычный стационарный.

Итого, для удобства избирателей, в одной маленькой комнате было развёрнуто 3 пункта приёма заявлений, должно было сидеть 3 дежурных члена УИК и они должны были отвечать на звонки по одной телефонной линии. До 20 часов.

С сегодняшнего дня заявления о голосовании по месту нахождения не принимаются, поэтому будем просто сидеть с 13 до 20 и ждать, что кто-то позвонит записаться на голосование на дому. Прийти проверить своё наличие в списках мог бы я, но вряд у нас ли найдётся ещё кто-то настолько активный.

В четверг должны привезти бюллетени, мы будем их долго обрабатывать, а потом их нужно будет сложить в кабинет директора, потому что только он находится под сигнализацией.

Наш УИК делит спортзал вместе с другим УИК и в рамках борьбы с ковидом из спортзала откроют выход. Это хорошо с точки зрения разделения потоков избирателей, но по прогнозу в дни голосования погода ожидается довольно прохладная, а подсчёт у нас будет долгий. Как обогревать спортзал — непонятно.

Кто разбирается в походном питании — дайте совет, что лучше есть, чтобы не замерзнуть и при этом, желательно, сохранять работоспособность. Школа с пятницы отправляет все классы от 6-го и старше на удалёнку, а в субботу и воскресенье вообще никто учиться не будет. Подозреваю, что столовая будет просто закрыта на замок. И тогда вообще непонятно, где члены УИК и наблюдатели будут есть.

Зачем дежурят в УИК?

С 8 сентября по всей стране в каждом УИК, каждый день дежурят люди. Их основная задача сейчас — это приём заявлений от избирателей, которые хотят проголосовать не там, где они прописаны. Актуально только для выборов в Госдуму. В принципе, такое заявление можно подать и на Госуслугах, но некоторые предпочитают прийти на УИК. Сегодня к нам пришёл первый такой избиратель, на двух соседних УИК были и раньше.

У каждого УИК есть свой ноутбук и принтер. Wi-Fi у ноутбука как-то отрублен, но по Ethernet подключается, на выборах обещают Интернет дать. При этом ноутбуки запущены под администратором без пароля, флэшки можно вставлять свободно. Есть специальное локальное веб-приложение, которое позволяет сформировать заявление с большим QR-кодом. Это заявление нужно распечатать, проверить, подписать, поставить печать. Оторвать для избирателя корешок с информаций о его новом УИК. Записать информацию в реестр принятых заявлений, можно в электронном виде.

Внимательный читатель спросит: а как избиратель попадёт в список на новом УИК? Пока мы просто распечатали бумажку. Так вот, это очень важная бумажка, её нужно в течение 24 часов отвести в ТИК и передать по акту в двух экземплярах. Завтра с утра повезу.

Вообще, УИК постоянно что-то печатают, софта, который генерировал бы все необходимые документы просто нет, основным инструментом является Word. Стоит Office 2016. Учитывая размер нашей страны, вместо закупки лицензий можно было бы автоматизировать работу УИК полностью. Но очевидно, что труд членов УИК ничего не стоит и государству абсолютно плевать, как там они мучаются.

Кстати, 13 сентября — последний день, когда можно подать заявление о голосовании по месту нахождения. Если для вас это актуально, сделайте это прямо сейчас, через Госуслуги.

Цугцванг в УИК 430

В нашем УИК председатель работала с 2014 года и по питерским меркам без особого криминала. Но по совокупности заслуг после выборов 2019 году ушла с поста председателя, поменялась местами с секретарём. Хоть какое-то обновление. И вот в четверг оказалось (внезапно), что новый председатель очевидным образом беременна, поэтому должность свою оставляет и ТИК вернул нам старого председателя.

А раз так, то нужно выбирать секретаря, тайным голосованием. В нашей комиссии 12 человек, победитель должен набрать 7 голосов. Собрали заседание в пятницу вечером, пришло 9 человек, что в такие сжатые сроки очень даже хорошо. Председатель предложила кандидатуру женщины, которая много лет с ней в комиссии работала, я предсказуемо самовыдвинулся. Подсчитали, 5 голосов за кандидатуру от председателя против 4 у меня. Попытались объявить победителя. Почитали законы, убедились, что нужно 7. Немного обсудили ситуацию, проголосовали ещё раз — снова 5 против 4.

Решили собраться ещё раз, пока работаем без секретаря. Чувствую, будем на собственной шкуре узнавать, как принимают решения коллегиальные органы. Самое удивительное, что я понимаю, почему я набираю 3 голоса, но понятия не имею откуда 4.