Почему российским университетам тяжело попасть в top100?

Конечно, в Оксфорде никто не переживает, какое там у них место в каком-то рейтинге . Есть в жизни дела и посерьёзней: формирование бюджета, найм профессоров, непосредственно учебный процесс в конце концов. А вот в наших краях это болезненный вопрос: такая великая страна, Гагарин, Калашников, такие мудрые руководители, а университеты почему-то не впечатляют.

Я не хочу сказать, что наши университеты плохие и учиться в них не надо, но если есть соревнование, то есть факторы, которые делают лидеров лидерами и отстающих отстающими. Спортсмен может очень быстро бегать босиком, но Олимпиаду он так не выиграет, ни спринт, ни марафон. Итак, факторы, которые мешают нашим университетам.

1. Повсеместное наличие военных кафедр. Нельзя быть мировым лидером в образовании, если половина студентов раз в неделю записывает в секретные тетрадочки определение куста под диктовку товарища майора.

2. Очень много профессоров и начальства, которые приросли к свои креслам. В ведущих университетах получить пожизненную позицию — это большое достижение и признание выдающихся заслуг. У нас полно профессоров, которых уже просто невозможно всерьёз воспринимать, а они всё преподают и преподают. Проще открыть новый университет или хотя бы факультет, чем что-то изменить в существующей системе.

3. Мизерная возможность выбора курсов для студентов. Преподаватели из предыдущего пункта просто получили бы нулевую аудиторию, если бы у студентов были альтернативы. Из-за жёстких программ университеты не успевают реагировать на требования рынка и продолжают готовить сотнями физиков, которые потом всё равно работают программистами.

4. Криминал в науке. В России массового ловят обладателей списанных диссертаций, это не считая авторов оригинального бреда. Но многих из них отмазывают во все тяжкие и они продолжают занимать свои посты, вплоть до ректоров. Во многих университетах процветает взяточничество и воровство. Если в развитой стране 15-ый университет в стране — это тоже университет: с лабораториями, студентами, исследованиями и тоже претендующий на место в рейтинге, то в России в 15-ом университете ни о каком мировом уровне речь не идёт.

5. Токсичная среда. Приведу пример не самый болезненный, зато массовый и очевидный: в России уже много лет заблокирован LinkedIn. Когда власти творят какую-то дичь, то учёные предпочитают выбирать другие страны.

Такие дела.

ЧПРГ УИК 430

После продолжительно борьбы меня назначили в УИК 430. Моя роль была пассивной, поэтому я не знаю всех деталей, но хочу сказать спасибо Наблюдателям Петербурга и лично Марии Молдавской и Александру Петухову. Теперь это моя война: принять бюллетени, подписать бюллетени, выдать бюллетени, погасить бюллетени, подсчитать бюллетени — вот это всё.

Раньше я занимался тем, что готовил рекомендации кому за кого можно голосовать, но теперь, как ЧПРГ, не могу этого делать. Знаете, в этом сезоне — не велика потеря. Сейчас война идёт за то, чтобы результаты выборов не фальсифицировались.

Мечтаю, кончено, чтобы всё прошло гладко, но с моим опытом морально готовлюсь, что снова будет какая-то дичь.

Шаровая молния в конце тоннеля

Традиционно к российским экономическим проблемам относят высокие цены на продукты и низкие зарплаты. Ещё иногда повышение пенсионного возраста. Я считаю, что за всё время правления Путина по-настоящему серьёзных экономических проблем у нас не было: с недвижимостью всё было более-менее в порядке, а безработица всегда была примерно на нуле.

К сожалению, нет никаких гарантий, что так будет продолжаться вечно. Когда молодёжь стремится уехать из страны, вполне может оказаться так, что спрос на недвижимость резко упадёт. Упадут цены — кто-то из застройщиков не сможет вернуть кредит банку. Сократятся объёмы нового строительства — меньше будет работы для для строителей, ремонтников, производителей стройматериалов...

Основа экономического роста последних лет — это разруха, с которой мы начинали в 90-е. Ещё в 1985 году мы думали, что у нас прекрасная промышленность, а потом оказалось, что это фуфло и у нас в стране нет даже торговли. Конечно, так плохо, как тогда уже не будет: по крайней мере у граждан нет таких вкладов в банках, чтобы они могли сгореть в таких масштабах. Но вся наша оборонная промышленность — это фуфло, от космоса остались рожки да ножки. Хорошо, что по хотя бы легковые машины научились собирать в России, в авиастроении нам сейчас ничего не светит.

Ещё можно сказать, что не сможет страна всем нынешним миллионам силовиков платить достойную пенсию пенсию после 40 лет. Всех этих защитников царя выкинут на улицу хрен без соли доедать.

Путин во власти уже дольше Брежнева и мы видим, что он уже очень плох. Ни о каком лидерстве, ни о каких изменениях речи уже не идёт. И стабильности тоже уже нет. Россия без Путина приближается с каждым годом, но потрясения, которые могут вызывать уход Путина, будут очень болезненными. Есть ещё вариант, что Путин так и умрёт на посту, думаю, после этого тоже стабильности не будет.

Дочка сдаёт ЕГЭ: 3 года спустя

После 3-го курса Аду взяли на стажировку в JetBrains, что говорит нам о том, что МФТИ — достаточно хороший университет. Должен сказать, что я знаком с ребятами которые её взяли, но не знаю, как это повлияло. Так получилось, что они задавали вопросы по темам, которые Ада изучала. К сожалению, в стандартном академическом смысле у Ады не выходит сдать сессию так, чтобы получать стипендию. Находятся предметы, которые тяжело ей даются, но при этом она много изучает помимо основной программы, потому что хочет найти потом хорошую работу. Наверно, было бы более эффективно давать студентам больше выбора.

Вероника в конце 10 класса посмотрела, где она может продолжить образование как художник, посмотрела вокруг, посмотрела на старшую сестру и решила сдавать математику и информатику. Не самый простой выбор после 4-х лет в художественном лицее, но у неё за плечами был 7-й класс в ЮМШ и кружки робототехники и олимпиадного программирования. Трудно, но, с моей точки зрения, гораздо спокойней, чем карьера художника.

Понятно, репетиторы по русскому и математике раз в неделю в течение года, те же, что и у Ады. Из-за эпидемии у Вероники не было шансов поехать в лагерь в Казань и в Долгопрудный, но она пыталась получить 100 на ЕГЭ через олимпиаду по математике. На одной из олимпиад на апелляции отстояла 4-ю задачу, но дипломы решили давать только за 5.

По русскому Вероника набрала только 90 баллов — забыла записать в бланк 4 последних ответа, так было бы 98, как у Ады. По математике получилось 84, у Ады было 86. Но Аде было достаточно набрать больше 75, чтобы подтвердить 100 по олимпиаде, поэтому она больше уделяла времени проверке, а Веронике нужно было набирать как можно больше. Вероника попыталась добыть что-то на апелляции, но по строгим критериям проверки никаких дополнительных баллов ей не дали.

К информатике Вероника готовилась сама и по остаточному принципу, благо экзамен был сильно позже русского и математики. Взяла только по одному занятию у двух разных репетиторов, чтобы избежать каких-то тривиальных проблем. С первой попытки сдать информатику не получилось: у Excel оказалась просрочена лицензия, а в PyCharm лежали какие-то левые исходники. Организаторы предложили использовать OpenOffice, на эти разборки ушло много времени и Вероника выбрала уход на резервный день, уже после выпускного. В итоге 98 баллов, у Ады было 94 по физике.

Итого, у Вероники получилось 272 балла, а у Ады было 296 (ещё 6 пришли по спортивной линии). Понятно, что обе — молодцы, но хочу обратить внимание родителей и сочувствующих, насколько трудно даются последние баллы на ЕГЭ и как легко можно их потерять.

Теперь Веронике нужно выбрать, куда идти учиться и хотелось бы услышать советы читателей. Так как желающих стать программистами сейчас много, то проходной балл на бюджет в хороших местах ожидается в районе 300, поэтому было бы ещё интересно послушать про налоговые льготы и другие лайфхаки в области платы за обучение.

Пока отправил Веронику смотреть лекции по матану, говорит, что всё понятно.

Технологическое ожидание

Если какая-то технология работает плохо, безнадёжно устарела, но избавиться от неё в данном проекте очень сложно — это технический долг. А бывает, что технология прекрасная, хочется её использовать, но вот прямо сейчас нет возможности.

Например, Kotlin. С самого начала было понятно, что он будет лучше Java, но до применения в индустрии надо было дожить. В 2017 году я прошёл учебный курс, но это был задел на будущее. В 2018 году мне довелось переписать с нуля финансовую подсистему крупного проекта и теоретически там можно было бы использовать Kotlin, но так как сроки были сжатые, ответственность большая и технологический стэк и так претерпевал радикальные изменения по сравнению с существующем ландшафтом, то я не стал пытаться затащить ещё и Kotlin. На следующей работе возможность писать на Kotlin была аргументом при найме и через полгода Java была полностью убрана. А когда я пришёл на свою нынешнюю работу, тут уже был сплошной Kotlin.

Дольше всего я выжидал перед применением testcontainers. Впервые я узнал о них из доклада Антона Архипова на встрече JUG в Риге в 2017 году. Но попробовать смог только на прошлой работе, к сожалению, неудачно: один из компонентов даже просто поставить на локальную машину было тяжеловато. Зато теперь у меня кругом докер и с testcontainers всё в порядке.

А о каких технологиях мечтали вы? Или может быть сейчас собираетесь применить что-то новое для себя?

Этому городу нужно больше героев

Есть два жизненных принципа: «никогда не сдавайся» и «если лошадь сдохла — слезь с неё». Если вы ещё не уехали из России, то в контексте выборов вам остаётся только первый вариант. Если в стране постоянно фальсифицируют итоги голосования, то это плохой знак, даже если кто-то считает, что Путин всё равно бы победил.

Нужно понимать, что ни о каких достойных кандидатах, ни о каких программах и ни о каких предвыборных дебатах речь вообще не идёт. Для большинства избирателей депутаты — это сборище дармоедов, которые никого не представляют и просто вцепились в свои теплые места. А кандидаты тоже хотят стать дармоедами. И знаете, я не думаю, что в Петербурге будет много исключений в бюллетенях.

Итак, имеет смысл бороться только за честный подсчёт голосов. Я вообще не переживаю, как люди проголосуют, лишь бы официальные результаты совпадали с реальным волеизъявлением. К сожалению, последние 10 лет петербургской избирательной системы — это история фальсификаций. Но и наблюдатели получили достаточно опыта, и настроения в обществе изменились. Если в 2014 году результаты муниципальных выборов были выжженной пустыней, то в 2019 году уже стало заметно, как трава пробивает асфальт.

На выборах мы боремся с мафией: от местных гопников, которые провоцируют драки на участках, до Конституционного суда, который в любом случае не увидит существенных нарушений. Единственный способ противостоять этому — это большое количество наблюдателей.

Никакие выборы не проходят у нас по одинаковым правилам и в этот раз голосование будет идти 3 дня. Это значит, что нужно будет очень много наблюдателей. Я возьму отпуск с 17 по 20 сентября, есть риск, что в понедельник будет тяжеловато идти на работу. И записался на серию из 3 занятий по подготовке наблюдателей, потому что мой прошлый опыт уже явно устарел.

Чисто ТИК в Петербурге увеличилось до 64 и это хорошая новость, потому что организовать направление наблюдателей в рамках одного ТИК стало гораздо проще, но теперь нужно больше координаторов. Записывайтесь в наблюдатели прямо сейчас, если ваш координатор тащит на себе сразу несколько ТИК — помогите ему.

Страсти по вакцинации

Совсем недавно в нашей стране можно было достаточно свободно привиться от ковида достаточно уважаемой вакциной. Жители многих развитых стран смотрели на это с удивлением. Сейчас ситуация изменилась: запись на госуслугах работает не очень, появились многочасовые очереди. То есть мы с некоторым опозданием повторили опыт других стран, просто у нас был более мягкий локдаун и более тяжёлые последствия.

Вроде были озвучены планы привить 60% населения, но похоже, что от них уже отказались. Думаю, причина очевидна: нет технической возможности произвести достаточные объёмы вакцины. Что подтверждается срывом экспортных поставок. Но и других вакцин тоже не хватает. Многие требуют разрешить у нас вакцины Pfizer и AstraZeneca. Это идеологически правильно, но в ближайшие месяцы нам эти вакцины всё равно никто не поставит.

Таким образом, ситуация в России похожа на многие другие страны, но есть местные особенности. Наша власть не в состоянии организовать полноценный локдаун. Нельзя прививать сначала пенсионеров, а потом авторитетных людей. И от проведения некоторых праздников никак нельзя отказаться.

Берегите себя.

Они позорят советский спорт

В наших краях ЕР собирается выдвинуть в депутаты бывшего биатлониста, олимпийского чемпиона, директора спортшколы. Ситуация типичная, вопросов нет. Но я часто смотрю в википедии разное и читаю странные тексты. В частности, ознакомился с предвыборным сайтом Дмитрия Васильева:



«Будучи на протяжении восьми лет сильнейшим биатлонистом на планете...» Я не знаю, зачем нужна это откровенная ложь. Да, Дмитрий становился олимпийским чемпионом, дважды. Но в эстафете! И чемпионат мира он выигрывал тоже только в эстафете. Индивидуально он один раз выиграл кубок мира, всё. Никаким сильнейшим биатлонистом на планете он не был.

Особенности национальной вакцинации

Когда кто-то ужасается низкому уровню вакцинации в России — это только часть правды. В других странах в первую очередь прививают людей из группы риска, а остальным приходится ехать к нам, у кого гражданство есть. У нас прививаются молодые, здоровые, носящие маски, работающие из дома, не пользующиеся общественным транспортом.

А на пути пожилых людей из группы риска сидят терапевты, которые объясняют им про возможные последствия и предлагают всё взвесить. Если вдруг у человека болезни какие-то серьёзные, то терапевт запросто может потребовать справку от какого-нибудь другого врача — ему на себя ответственность брать совершенно ни к чему. При этом кроме Sputnik V, который в других странах успешно применяют, у нас в обороте ещё 2 отечественные вакцины, которые сложно назвать рекомендованными.

Судя по действиям Собянина в Москве сейчас всё очень плохо и значит, скоро докатиться до Питера и до других городов. Но уже сейчас у нас очереди из скорых и заполненный Ленэкспо. При этом у нас День России, чемпионат Европы по футболу, Алые Паруса и скоро кандидаты пойдут бабушкам конфеты раздавать перед выборами.

Ношение масок практически сошло на нет, магазины и кафе открыты. Если кто-то ещё не переболел — шансы избежать заражения примерно равны нулю. Зато повышенная смертность никаких проблем не вызывает — на неё просто не обращают внимание, ни общество, ни государство. Берегите себя.