Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Про высшее образование-2020

Антон Назаров написал большую статью про высшее образование для программистов и я воспользуюсь поводом, чтобы ещё раз высказаться на эту тему. На примере Антона мы видим, что ФТК Политеха — это плохой, негодный университет. Я сам в прошлом веке проходил там педагогическую практику и уже тогда это было безблагодатное заведение. Действительно, выпускник ФТК из компании-мечты не обратит внимание на резюме другого выпускника ФТК.

Антон в принципе всё правильно пишет про проблемы высшего образования, но потом внезапно начинает обобщать и формирует список крутых университетов в Петербурге. Более того, в список крутых попадает ФТК, что просто смешно. На самом деле крутые места найти очень легко — там очень большой проходной бал. И в Питере таких мест очень мало. Высокие баллы за ЕГЭ получают не просто так и их обладатели знают, ради чего они стараются. Как отметил Антон, важную роль играют люди, с которыми ты учишься. Если коллеги выигрывали всероссийские олимпиады — у тебя будут потом знакомые основатели компаний. Если твои однокурсники на ЕГЭ по математике набрали по 70 баллов — какой тут матан может быть?

И немного о хорошем: у меня старшая дочь перешла на 3-ий курс МФТИ. Первый год нужно было пахать, чтобы не вылететь. Потом стало полегче, но остаться без стипендию по результатам экзаменов можно запросто. Зато она сама ориентируется, какие специалисты востребованы на рынке и сама проходит онлайн-курсы по машинному обучению на каникулах. При этом программирование никогда не было её специализацией. По-моему, есть связь между учёбой в хорошем университете и способностью самостоятельно изучать новые технологии. В менторов, которые за 3 месяца могут сделать хорошего программиста я не верю.

Уроки обществознания

Мы стараемся, чтобы наши дети учились в хороших школах, но иногда дети вносят свои коррективы. Так, Вероника решила стать художником и пошла учиться в 190 гимназию. А недавно там полицейский сломал руку журналисту Давиду Френкелю.

В наших краях считается, что учителя выполняют какую-то особую миссию, как написала мама Давида «учат детей честности и порядочности». Это не так, по крайней мере далеко не все. Очевидно, что история и тем более обществознание в рамках школьной программы — предметы просто бессмысленные и дети не воспринимают их всерьёз, вместе с учителем. Ехало-болело.

Отдельно упоминания среди членов УИК также заслуживает завуч школы. Она настолько беспросветный учитель, что родители детей нашего класса добились её замены. Я в этом абсолютно никак не участвовал, просто небольшой штрих к длинному списку её профессиональных достижений.

Конечно, сломать журналисту руку, да ещё и под видеозапись с разных ракурсов, да ещё и наблюдатель от общественной палаты оказался уголовником со справкой — это пока ещё редкий случай. И для детей это, конечно, шок. Но то, что фальсификаторы выборов подписали всё, что им дали подписать — это абсолютно не удивительно. В любом другом криминальном УИК сделали бы тоже самое. Трогательная деталь: учителей в суд не привели, ограничились письменными показаниями, за них отдувались административные работники.

Итого, мы имеем следующую картину: членов УИК массово заставляют фальсифицировать результаты выборов. Порядочные учителя есть во многих школах, но они изо всех сил стараются в этом не участвовать. К сожалению, многие УИК администрации удаётся укомплектовать людьми настолько дремучими, что они готовы что угодно подписывать. Нужно отметить, что есть ещё учителя, которые идут работать членами УИК и наблюдателями и героически сражаются за честные выборы.

Если бы в нашей стране существовало правосудие, то проблема с фальсификаторами выборов решилась бы очень просто, но рассчитывать на это не приходится. Нужно самим идти работать в УИК и наблюдателями. Пытаться переубедить фальсификаторов добрым словом, по-моему, бесперспективно.

Школьные трудности

Сергей Евгеньевич Рукшин написал большую статью про ЕГЭ и на мой взгляд там очень много слабых моментов. Тем не менее, легко можно представить, что школьник говорит учителю «мне ваш предмет не нужен, я не буду ходить на ваш урок, потому что я буду ходить к репетитору, который меня подготовит к ЕГЭ, требующемуся для поступления». Кто-то выберет более корректную форму, чтобы сообщить об этом, кто-то предпочтёт вообще не общаться с учителем на эту тему, но не секрет, что это довольно типичная ситуация в наши дни. Конечно, это плохо и тут открывается возможность поговорить и про низкие зарплаты учителей, и про высокую бюрократическую нагрузку, и про ЕГЭ. Можно провести исторические параллели и раскрыть тему репетиторов.

Однако, в нашей маленькой посудной лавке танцует огромный слон и смотреть нужно на него. Позволю себе ещё раз процитировать Сергея Евгеньевича: «Учителя, которых заставляют занимаются подлогами во всевозможных избирательных комиссиях». К сожалению, в нашей стране учителя действительно занимаются фальсификациями на выборах, это всем известно и ни у кого не вызывает сомнений. А чему могут научить педагоги, у которых не сходятся контрольные соотношения? Врать? Подчиняться старшим бандитам? Терпеть унижения? Уж точно не химии.

В цивилизованном мире принято преступников отдавать под суд, а суд отправляет их в тюрьму, ничего лучше человечество не придумало. Когда в нашей стране преступников начнут отдавать под суд — тогда начнется оздоровление общества, а вместе с ним будет выздоравливать и школа.

Прокурор идёт в школу

Представьте, что у вас ребёнок ходит в хорошую школу, не пьёт, не курит, читает «Войну и мир». Конечно, учиться из дома бывает тяжеловато, но как-то справляются. Но вдруг тётенькам и дяденькам из прокуратуры стало скучно и они решили рассказать школьникам о наркотиках и экстремизме. Теперь все дети должны не просто посмотреть видео с прокурорами, но и ответить на контрольные вопросы. Зависит ли степень ответственности от объёма наркотического средства, обнаруженного у задержанного?

Итого, в прокуратуре люди без малейшего намёка на педагогическое образование настолько уже забыли, чем они должны заниматься на службе, что решили записать видео для школьников. В идеальном мире все причастные должны были бы быть уволены за профнепригодность.

Уверен, что большинство детей просто не станет смотреть это дерьмо, у них есть дела поинтересней. Про прокуратуру запомнят, что это обычные дармоеды. И, конечно, когда люди без малейшего авторитета силой заставляют детей слушать о вреде наркотиков и экстремизма — это и есть самая эффективная пропаганда наркотиков и экстремизма.

11 дней до выборов: нужно больше наблюдателей

Исторически наблюдатели были нужны для того, чтобы передать в штаб копию протокола, за это им платили какую-то денюжку. Такие наблюдатели остались до сих пор, получают они 2, может быть 3 тысячи рублей и их не интересует ничего, кроме копии протокола. Что там происходит на УИК, откуда высосаны цифры в протоколе — это их не волнует. К сожалению, массовые фальсификации на выборах привели к необходимости наблюдателей, которые борются за соблюдение закона и противостоят фальсификациями. Эта работа не оплачивается.

Сверхзадача наблюдателей состоит в том, чтобы вернуть доверие к выборам. Если всё равно будут фальсификации, то нет смысла становиться кандидатом и нет смысла голосовать. Наблюдатели уже много лет сражаются за честные выборы и можно ожидать, что на УИК будет 1 добросовестный член комиссии и 1-2 подготовленных наблюдателя. Среди наблюдателей есть супермены, которые одной рукой предотвращают вбросы, другой — всё это фотографируют, а третьей — пишут жалобы. Я считаю, что это трудный путь и лучше решить проблему массовостью, а не спецподготовкой: 10 наблюдателей на УИК из числа местных жителей могли бы пресечь фальсификации в зародыше. Поэтому я всех призываю идти в наблюдатели.

Сейчас есть несколько проектов городского уровня, где можно записаться в наблюдатели, постоянно проходят лекции. В интернете также можно найти записи таких лекций. В большинстве округов есть адекватные кандидаты на муниципальных выборах, можно связаться с ними напрямую и попросить направить вас наблюдателем. По нашему законодательству различают наблюдателей и членов УИК с правом совещательного голоса (ЧПСГ). Разница между этими статусами минимальна, но список наблюдателей кандидат на муниципальных выборах должен подать в ИКСО до 4 сентября, ЧПСГ можно назначить в любое время. Лучше записаться в наблюдатели прямо сейчас, а места ЧПСГ оставить для тех, кто решит присоединиться позже.

Про оценки

В СССР образцовый пионер должен был быть отличником, к чему я поначалу и стремился с переменным успехом. Особенно мне запомнилась бесперспективная борьба с рисованием и с бегом на короткие дистанции. Потом я учился в двух спецшколах и там получение оценок было вытеснено непосредственно обучением. Хороший учитель математики или физики на первой контрольной всегда выставляет колонку двоек и троек. Если детей ещё ничему не научили, то откуда у них могут быть хорошие оценки? Потом я учился на матмехе СПбГУ и так как специализировался на математике с 5 класса, то без особых проблем закончил его с красным дипломом. В те времена многие компании могли себе позволить не брать студентов на работу, поэтому это была неплохая строчка в резюме. Но в целом сигнал принимаемый потенциальным работодателем был на уровне «не дурак и может продолжительное время соответствовать предъявляемым требованиям».

А теперь я расскажу про систему оценок в МФТИ по мотивам рассказов старшей дочери, на правах переживающего родителя. МФТИ формально держится в рамках обычной 5-балльной системы, но внутри использует 10-балльную. Можно себе это представить, как 5-балльная система в обычном университете, к которой добавили ещё 5 уровней. Для удовлетворительной оценки достаточно набрать 3 балла, также, как и при традиционном подходе. Можно сказать, что если есть желание учиться, то 3 балла из 10 уж можно как-нибудь набрать. Но «хорошо» ставят только за 5-7 баллов и это необходимо, чтобы получать стипендию. «Отлично» — это 8-10 баллов и их получить очень не просто. Зато находятся частные фонды, которые готовы платить студентам существенную дополнительную стипендию, начиная примерно со среднего балла 9, точная граница меняется и зависит от факультета.

В МФТИ нет дискуссии о том, какой предмет нужен, а какой — не очень. Студент может быть уверен в том, что ему придётся много работать и халявы не будет. И если он получает хорошие оценки, то можно быть уверенным, что работать он умеет. Однако, большинство экзаменов до сих проводится устно и это, по-моему, анахронизм. Возникает элемент случайности и субъективности, продолжаются полночные крики «халява приди». Но в целом простая модификация системы оценок явно позволила мотивировать студентов лучше учиться и даже материально поощрять успехи в учёбе.

Тяжёлая судьба Политеха

Политех — ближайший к нашему дому университет. В своё время мы с женой пошли учиться на матмех СПбГУ, но Политех рассматривался в качестве возможной альтернативы. И я даже учил первокурсников ФТК в рамках педагогической практики. Конечно, в Политехе до сих пор встречаются хорошие студенты, но можно уверенно сказать, что престижным университет не является. Если потенциальный работодатель видит в резюме кандидата, что он учился в Политехе, то это не имеет никакого значения.

В принципе, подавляющее большинство российских университетов ничем не лучше, но печатный орган нашего муниципального образования 28 сентября написал про Политех настолько хвалебную статью, что прямо кровь из глаз. Не секрет, что для поступления в хороший университет нужно набрать на ЕГЭ не сильно меньше 300. В статье пишут о том, что в Политехе средний балл по ЕГЭ превысил 80, то есть по трём экзаменам — 240. И это средний бал, то есть проходной ещё ниже! Знаете, какой заголовок у этого раздела? «Новобранцы» интеллектуальной элиты. Ещё мы из статьи узнаем, что политехники раз в 22 года становятся лауреатами Нобелевской премии. По факту Семёнов был некоторое время профессором по совместительству. Капица действительно учился в Политехе, а потом поехал к Резерфорду. Семёнов И Капица приняли участие в создании МФТИ. Жорес Алфёров закончил ЛЭТИ, был в Политехе деканом физико-технического факультета по совместительству, а потом основал Академический университет. Совсем рядом с Политехом расположен ФТИ имени Иоффе, в котором много что было сделано, но это не Политех. Современный уровень Политеха — это лимузин для Путина делать, ни о какой Нобелевской премии тут речь не идёт.

Совершенно понятно, каким образом появилась эта статья: руководитель административного аппарата ректора Владимир Викторович Глухов является депутатом МО Академическое, в статье даже есть фотография, на которой он дипломы вручает. Разумеется, господин Глухов видный герой Диссернета и даже попал на страницы Фонтанки: https://www.fontanka.ru/2014/12/12/149/. То есть вопрос о его репутации как учёного не стоит — он официально был научным руководителем липовых диссертаций. То, что такой человек с 1995 по 2011 был проректором по учебной работе прекрасно объясняет плачевное состояние Политеха как учебного заведения. И так как господин Глухов является депутатом, то мы знаем его доходы за 2017 год — более 8 миллионов рублей. И за 2016 — более 9 миллионов рублей. Доходы бывают разные, но 2 года подряд с такими результатами говорят в пользу стабильности такого дохода. Думаю, за такие деньги господин Глухов любому бандиту готов присвоить учёную степень. Но если у сотрудников администрации такие доходы, то нет ничего удивительного в том, что преподаватели и учёные хрен без соли доедают.

Удивительная у нас страна получается: криминал подминает под себя не только политику и бизнес, но ещё и образование.

Школа: прошлое и будущее

Максим Яковлевич Пратусевич ответил Грефу, Андрей Иванов поделился ссылкой, а Григорий Кондаков её от души прокомментировал. В связи с этим хочу сказать, что в СССР школы были, конечно, очень разные, но по нынешним меркам в основном плохие и очень плохие. Учитель мог дать ребёнку подзатыльник, а уж наорать — так просто не задумываясь. В плохих школах срыв урока был обычным явлением, а списывание практиковалось повсеместно. У нынешних школьников гораздо шире кругозор, больше возможностей учиться и они умеют общаться с другими людьми.

Я сам учился 2 года в ФТШ, потом 2 года в 239 и это был просто праздник, потому что я учился вместе со своими друзьями по математическому кружку, потому что были великолепные учителя и было чему учиться. Одни традиционные туристические слёты чего стоят. Мы с женой учились в специальном классе и каждое лето ездили в математический лагерь, пожалуй, не часто встретишь такой дружный класс. И да, у нас действительно был уклон в математику, спецкласс в спецшколе. Но объем программы по литературе тоже был существенно больше, чем в обычной школе. Мы были первым выпускным классом, в котором преподавал Максим Яковлевич.

Наша старшая дочь сначала пошла в ЮМШ в 7 класс, а в 8 перешла по родительским стопам в 239 школу, где Максим Яковлевич уже стал директором. И мотивы у неё были совершенно ясные: чтобы наука не отвлекала от занятий тяжёлой атлетикой. То есть пошла в 239 школу потому, что не хотела много заниматься математикой, правда не в спецкласс. И без проблем училась в ней 4 года. Очевидно, что 239 — просто хорошая школа, даже если отбросить медали математических олимпиад.

Понятно, что учится в хорошей школе — это очень важно. Если хочешь поступить в университет с большим конкурсом, то вполне естественно поучиться в школе, куда тоже набирают по конкурсу. И когда наша дочь в 10 классе захотела поступить в МФТИ, то смогла это сделать. Если бы она училась в обычной школе, то представители МФТИ не приехали бы к ним рассказать о себе.

Наша младшая дочь тоже пошла в ЮМШ в 7 класс, но осознала, что хочет стать художником и пошла в специализированную школу для художников. Вот там очень жёсткая специализация, но никто почему-то не предлагает закрыть школы для художников. Хотя профессию никак нельзя назвать востребованной.

Какой должна стать школа в будущем — это открытый вопрос, понятно, что мир сильно изменился. Но школа — это не только задачки решать, это ещё социализация и неизбежные подростковые проблемы. Соревноваться, какая школа в стране самая лучшая — это нездоровая идея, намёк на какую-то детскую травму соревнующихся.

Роль следователя и учителя в российской избирательной системе

Во втором туре выборов губернатора Приморского края местный единоросс внезапно проиграл, но, как это у нас часто бывает, в конце подсчёта голосов администрация начала активно переписывать протоколы в пользу своего кандидата. Получилось очень топорно, фальсификации были очевидны, пожалуй можно даже сказать, что был достигнут новый уровень дна в этом жанре. Но я бы не удивился, если бы эту дичь всё равно утвердили, например, в Петербурге запросто принимают итоги голосования, которые не могут быть верными по чисто арифметическим причинам — и ничего, просто меняют регулярно главу горизбиркома. Однако, в этот раз решили отменить результаты и назначить ещё одни выборы.

Таким образом, с одной стороны мы имеем на официальном сайте итоги голосования по всем участкам, а с другой — результаты выборов отменены. Надо отметить, что законодательная модель российской избирательной система — это тотальный контроль, наблюдатель должен иметь возможность убедиться в правильности итогов голосования с абсолютной точностью. Процедура очень строгая: списки избирателей, подписи, сейфы, пломбы, контрольные соотношения. При такой системе сомнения в итогах голосования настолько сильные, что невозможно установить волю избирателей могут возникнуть только в том случае, если есть подозрение, что итоги голосования были написаны независимо от реальности.

По закону фальсификация итогов голосования является уголовным преступлением. Фактически получается, что ЦИК уверен в совершении уголовного преступления. Вот это уже совершенно новая ситуация. И пришли мы к ней потому, что многие годы следователи просто игнорировали многочисленные и вопиющие случаи фальсификаций на выборах. Любой гражданин (у меня есть личный опыт) мог собрать доказательства фальсификаций на своём УИК, приложить официальную видеозапись, написать заявление о совершении уголовного преступления, отнести всё это в СК и через 30 дней получить по почте отписку. То есть следователю абсолютно плевать на закон и что вы там ему говорите, он будет сажать тех, кого скажет начальство. Разумеется, в отсутствие наказания переписывание протоколов стало традицией на выборах в России. Вот, в конце концов прорвало.

Из ЦИКа доносятся голоса с просьбой отозвать заявления о фальсификациях, чтобы пожалеть разнообразных педагогов, которые работают в УИК. Это абсолютно отмороженная позиция — чему могут научить детей преступники, которые избежали заслуженного наказания? При этом не нужно демонизировать учителей — по оценкам наблюдателей, основной причиной, которая толкает их на фальсификации, является неспособность выполнить требования закона. Вы хотите, чтобы ваших детей учили безграмотные учителя? Надо трезво оценивать наше школьное образование, низкая зарплата не делает учителей святыми, посмотрите как они организуют выборы — детей они учат не лучше.

Элла «12 лет на производстве» Памфилова сейчас рыдает, мол её оскорбили в лучших чувствах, испортили такие красивые выборы. Это всё полная чушь, на самом деле Элла Памфилова просто полностью профнепригодна на своём посту, возможно, поэтому она его и занимает. Она не знает законов, не умеет придумывать работающие процедуры, просто плохо понимает происходящее. Будем наблюдать, что нам ещё принесут выборы под её руководством.

Особенности национального образования

Хорошее фундаментальное образование не может быть массовым, тем более бесплатным. Просто не все люди обладают достаточной комбинацией способностей и трудолюбия, чтобы во все тяжкие учиться 4 года. А многим наука просто неинтересна. Во всех странах молодые сотрудники университетов зарабатывают сильно меньше, чем программисты в крупных компаниях. Дети богатых и образованных родителей имеют больше шансов получить хорошее образование, чем выходцы из трущоб. При этом нехватка денег может компенсироваться личными качествами, но не наоборот. Не бывает репетиторов для студентов.

Российское высшее образование несёт на себе тяжёлую родовую травму. СССР готовил армию инженеров, но толку от них не было никакого. Дело в том, что если в университете студент может учиться только во время сессии и этого достаточно — это профанация, лучше сразу пойти работать. Где-то научились давать студентам полезную нагрузку всё время обучения, где-то ничего за 30 лет не поменялось, а где-то с каждым годом становится хуже.

Есть ряд негативных факторов, которые плохо влияют на наше образование. Обязательная служба в армии, для многих это очень важный мотив для поступления в университет, знания носят вторичный характер. Бедность, переходящая в нищету. Трудно нанимать на международном рынке профессоров, если с потолка падает штукатурка. Низкие моральные качества руководства многих университетов, одни списанные диссертации чего стоят. Большое количество вопиюще некомпетентных преподавателей. Да и просто никому не нужны образованные люди в бедной стране.

С поступлением в университеты у нас всё относительно в порядке. ЕГЭ — это сравнительно простое испытание для школьников, ничего сильно сложного в нём нет. Но надо уметь собираться с силами и достаточно долго готовиться. Это необходимые качества для карьеры вообще и если человек не может к ЕГЭ подготовиться, то как он экзамены будет сдавать в первую сессии? Поступать в престижное место через какие-то махинации не имеет смысла — человек просто не сможет учиться. А если в университете можно покупать экзамены, то что там делать нормальным студентам?

Россия большая страна и у нас есть несколько университетов, которые попадают в международные рейтинги, а МГУ — даже в первую сотню. Но фактически всё больше и больше студентов едут учиться на запад. Наше высшее образование просто не выдерживает международной конкуренции. Улучшение ситуации невозможно быстро и невозможно без ослабление негативных факторов. Так не бывает, что страна деградирует, а с образованием всё в порядке.