Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Навальный в тюрьме уже 91 день

Если у вас есть дети младше 18 лет, которые могут самостоятельно выйти за пределы квартала — оставьте их в эту среду дома. Пошли к кому-то в гости, немного задержались, потом не туда повернули — и вот уже попали в лапы полиции. Их политические взгляды никакого значение не имеют — объявят, что это Навальный вывел их на улицу и задержат. А вы потом будете забирать их из полиции и отбиваться от органов опеки, которые попытаются забрать ваших детей в детский дом.

И не стоит ехать в среду на работу на машине — полиция может перекрыть любую дорогу, любой мост и будете стоять много часов без движения и возможности сходить в туалет. Поверьте, государству глубоко наплевать на ваши страдания.

Перед прошлыми митингами закрывали станции метро и мосты для пешеходов. Интересно, будут ли они это делать в рабочий день в час пик?

Денежные потоки и благие намерения

В Петербурге есть уполномоченный по правам человека — Александр Шишлов. На самом деле это не один человек, а целый аппарат — я насчитал на сайте 43 человека, но мог ошибиться. У господина Шишлова прекрасная биография и под его руководством делаются хорошие, красивые доклады. Проблема в том, что свой пост Александр Шишлов занимает с 2012 года, а ситуация с правами человека в наших краях лучше не стала. Из чего можно сделать вывод, что уполномоченный по правам человека в наших краях вместе со своим аппаратом — это такие же бессмысленные дармоеды, как и депутаты ЗакСа.

Про Amnesty International я краем уха слышал, но их деятельностью никогда не интересовался. Внезапно оказалось, что у них годовой бюджет больше 300 миллионов евро. Это уровень самых дорогих голливудских блокбастеров. Чем занимается Amnesty International кроме присвоения статусов я не стал разбираться, понятно, что при таких оборотах сбор денег и управление финансами занимает большую часть времени, а политзаключенные просто где-то сидят. Декларируется, что все эти деньги собираются частными пожертвованиями. Возможно, это на самом деле так и я ни в коем случае не осуждаю тех, посылал деньги в Amnesty International, но я бы задумался, об эффективности этих вложений.

Я сам жертвую деньги ФБК (бюджет 82,3 миллиона рублей в 2019 году) и Медиазоне (стремится выйти на 4 миллиона рублей пожертвований в месяц) и абсолютно доволен эффективностью их работы. Это подтверждается не только десятками миллионов просмотров, но и многочисленными арестами. Если у вас нет российского гражданства и вы не можете жертвовать ФБК, то есть Transparency International — у них бюджет на порядок меньше, чем у Amnesty International и я видел людей, которые там работали. Конечно, я не занимался изучением работы Transparency International и мои слова не являются инвестиционной рекомендацией.

Что мы знаем о полиции?

Силовики — обычные люди, у них есть жёны, дети, родители. Однако, мы наблюдаем нарастающий конфликт между ними и обществом. Было бы неплохо больше узнать о наших правоохранительных органах, чтобы действовать осознано, а не пытаться потушить пожар керосином. Есть большая разница между ДПС, ОМОН, участковыми и Росгвардией. Также много зависит от места службы, в Москве, Гатчине, Сургуте или Чечне будут свои особенности. Я позволю себе высказать несколько тезисов для начала обсуждения, не претендуя на точность и полноту картины.

В полиции тяжёлая работа и злобное начальство. Вряд ли права сотрудников соблюдаются. Зато можно выйти на пенсию в 40 с небольшим, что заставляет подчиняться начальству. Полицейские платят подоходный налог 13 процентов и считают, что это у них просто такая работа. Многие проходили службу в Чечне и вряд ли кто-то всерьёз работал с их травмами.

Недавно я общался с задержанными из отделения рядом со своим домом и с удивлением обнаружил, что у них сложились чуть ли не дружеские отношения с некоторыми сотрудниками. Думаю, есть отличия между политическими и обычными посетителями отделения полиции.

Особенности мирных протестов

Сейчас идёт массированная пропаганда, что Навальный тащит детей на митинги, а потом им всю жизнь поломают. Это значит, что всех пойманных школьников власть будет показательно наказывать. В такой ситуации всем несовершеннолетним лучше воздержаться от посещения протестных акций.

Власть никогда не стеснялась использовать провокаторов, наверняка вы увидите каких-то мутных типов, которые будут стоять с плакатами за Путина или против Навального. Просто не трогайте их.

Смысл политической борьбы Навального — это мирная смена власти. Иначе у него просто не было бы никаких сторонников в нашей стране. Идея закидать полицейских снежками представляется мне довольно опасной — далеко не факт, что они воспримут это адекватно. И уж точно не стоит бить стёкла машин — по телевизору это покажут в довольно неприглядном свете. Чувак, который напал на сотрудника ДПС — вообще не прав.

Когда народу много, то полицейские вряд ли начнут массовые задержания. Но когда остаются наиболее активные, то их уже могут начать винтить. И тут ОМОНу всё равно — кто митингующий, кто мимо проходил, кто вообще за Путина: будут хватать кого попало. Вечером после митинга лучше воздержаться от прогулок в центре города. По крайней мере следите за оппозиционными каналами, чтобы не выйти из метро прямо под дубинки.

Беларусь-2

Мысль идти на Сенатскую площадь от Адмиралтейской даже не приходила мне в голову, потому что было понятно, что её закроют. Между Сенной и Василеостровской я выбрал Василеостровскую, как более экзотический маршрут. Однако оказалось, что и Благовещенский, и Дворцовый мост закрыты для пешеходов в сторону Сенатской. Я не воспользовался такси, каршерингом или автобусом, а просто стал гулять туда-сюда по Университетской набережной. Если бы не лазейка с транспортом, на нашем берегу собралась бы изрядная толпа.

К 3 часам у меня сложилось впечатление, что ничего экстраординарного не происходит и я собрался уже идти домой, но вдруг увидел, что пустили людей на Дворцовый мост. Я решил пойти по заранее запланированному маршруту в сторону Гостиного двора, ожидая, что основная масса людей уже ушла и никаких препятствий не будет. Однако, сразу же за мостом начались сплошные кордоны из бойцов в полном обмундировании и особых вариантов куда идти не было. При этом я и толпу на Гороховой увидел, и кричалки послушал — вполне хватило бы оппозиционный митинг прошлых лет. Понятно, что это были просто остатки от основной массы людей. До Гостиного двора я дошёл только около 4 часов, потому что иногда перекрытия возникали внезапно — идёшь уже по Невскому, вдруг цепочка бойцов заходит на тротуар и перекрывает дорогу — разворачиваешься обратно. В это время появились сообщения о сборе на Марсовом поле, но это уже не входило в мои планы и я поехал домой.

Что можно сказать? Нормальные городские власти организовали бы митинг на Дворцовой и всё бы прошло мирно, без перекрытий и без орд ОМОНа. К сожалению, в Петербурге вопрос о согласовании акций оппозиции просто не стоит. Никакие законы не действуют: кого угодно могут схватить и отвезти куда угодно. Втягивание детей в политику — это не только классные руководители, которые запугивают школьников несогласованными акциями, это ещё и много очень молодых бойцов в оцеплении.

Очевидно, что недовольство властью и Путиным лично крайне высоко, но власти упорно делают вид, что всё в порядке. Мы повторяем белорусский сценарий с пугающим повторением в мелочах, начиная с посадки популярного блогера. Мы уже готовы устраивать митинги сразу на всех площадях — недовольных хватит. Понятно, что есть люди, которых всё устраивает и они готовы поддерживать действующую власть несмотря ни на что, но и Путин, и Лукашенко уже превратились в ходячие карикатуры на самих себя.

Я не знаю, чем всё это кончится, но если власть не поменяется, то никакого процветания у нашей страны не будет.

Если завтра митинг

1. Всех организаторов уже задержали
2. Если хотите, чтобы вас свинтили сразу — возьмите с собой мегафон
3. Будет море силовиков и автозаки
4. Площадь скорее всего перекроют
5. Я предпочитаю идти от сравнительно удалённых станций метро
6. Не стоит рассчитывать, что вы сможете уехать с ближайшей станции метро
7. Даже близко не проезжайте на машине — перекроют набережную и будете стоять много часов
8. Не вижу смысла кричать: свои и так всё понимают, а у полицейских скоро пенсия
9. Ходите по тротуарам и переходите улицу на зелёный сигнал светофора
10. Если вы просто проходили мимо — это не поможет вам избежать задержания и штрафа
11. Если вы не хотите, чтобы ваши дети ходили на митинги — ходите сами, ничего эффективнее ещё не придумали

Ешь пенсионеров!

Если вы наблюдали на выборах в России, то наверняка заметили, что в основном голосуют люди в возрасте. Можно было бы подумать, что политики из кожи вон лезут, чтобы позаботиться о пенсионерах. Увы, это не так — просто пожилых людей очень просто привлечь на избирательные участки через подарки от администрации и автобусные экскурсии. Плюс надомное голосование.

На самом деле пенсионеры — самые беззащитные люди и государство этим активно пользуется. Конечно, власть отбирает у людей пенсии. Не так много в России людей настолько наивных, чтобы верить в то, что отчисления с их зарплат инвестируются в какие-то активы, которые потом будут приносить прибыль, которая потом пойдет на выплату пенсий. Все пенсионные отчисления в лучшем случае идут на выплаты нынешним пенсионерам, но при первой возможности — разворовывается. Недавнее повышение пенсионного возраста — яркое тому свидетельство, и ешё поднимут при случае.

Другой канал монетизации пенсионеров — это медицина. Со времён СССР считается, что медина у нас бесплатная, но фактически это касается только здоровых обладателей полисов ДМС. Конечно, бывают счастливые истории, но если человек один глаз прооперировал за деньги, а второй ему после это сделали по государственной программе — это хороший вариант. И дело не только в недофинансированной медицине — врач запросто может выписать пачку лекарств, на которые у пенсионера может уйти значительная часть пенсии. И нужно ли покупать импортный препарат за большие деньги или стоит сэкономить и взять отечественный аналог? Ответ зависит от разницы в качестве препаратов, но пожилой человек не может сделать самостоятельный выбор и врач или провизор в аптеке могут легко им манипулировать. Я уж не говорю о том, что среди самых продаваемых в России препаратов много откровенных фуфломицинов, за назначение которых у врача надо просто диплом отбирать.

Конечно, пенсионеры в принципе хуже всего защищены от любых проблем, которые есть в России. Запретили ввоз импортных продуктов, поднялись цены в магазинах — пенсионер платит. Повысили плату за капремонт — пенсионер платит, хотя он вряд ли доживет до него. И, конечно, государство никак не защищает стариков от воров и мошенников, не для этого у многочисленных силовиков совсем другая пенсия.

В общем, начинаем готовиться морально — мы тоже когда-нибудь на пенсию выйдем.

Корпоративная культура доверия

CTO Dodo Pizza Александр Андронов написал статью о том, что разработчики должны говорить свому начальству о поисках работы. В этом подходе есть рациональное зерно — по крайней мере в любом случае не стоит сразу принимать оффер и класть на стол заявление об увольнении, нужно сначала дать работодателю высказаться. Часто предыстория отношений такая, что это просто формальность. Но в целом Александр просто рекламирует корпоративную культуру в Dodo, в большинстве компаний всё гораздо хуже.

В наших краях официально оформленным программистам принято платить 2 оклада выходного пособия. У работодателя запросто может возникнуть желание подождать, пока работник уйдёт сам. Если ожидаются увольнения, то обычно по собеседованиям ходит вся компания во главе с тимлидами и вряд ли разговоры о карьерном росте внутри компании окажутся продуктивными.

Если в целом ситуация нормальная, то человек может год ходить по собеседованиям в поисках более высокой зарплаты или более интересной работы или ещё чего-то своего. Кто-то просто любит общаться с разными людьми, не особо стремясь к смене работы. А поездки на интервью в Европу за счёт потенциального работодателя некоторые цинично воспринимают как бесплатный туризм. Хождение по интервью ни к чему не обязывает и не является достаточным основанием для разговоров с начальством.

Но когда мы говорим о доверии в целом, то нужно отметить, что в наших краях крайне тяжело построить оазис в отдельно взятой компании, потому что среда в целом крайне токсична. Я знаю историю, когда человеку не давали ни прибавки, ни должности, пока он не принёс оффер. И он сильно обиделся от такого отношения. Пикантная деталь в том, что весь город знает, что в этой компании (кстати, большой и очень уважаемой) без внешнего оффера зарплату не повышают.

Я уж не говорю о множестве историй в духе подняли зарплату, но пропала годовая премия. Вместо прибавки ввели квартальную премию, но через полгода получить её стало тяжеловато. Обещали командировку к заказчику, но в итоге поехало только начальство. Подняли зарплату, но только на 5 тысяч рублей. Перевели на новый проект, а там мёртвые с косами стоят.

Понятно, почему компании хотят сохранить сотрудников: поиск новых требует времени, стоит денег, отвлекает на проведение интервью, а потом новичкам ещё нужно погружаться в местные реалии. При этом увольнять в один день умеют почти все и 2 зарплаты выходного пособия для многих компаний вообще не вопрос. Очевидно, что удержание людей требует постоянных усилий, но в наших краях у руководителей обычно руки не доходят говорить один на один с подчинёнными.

Доверие нельзя выработать из корпоративных мероприятий и задушевных разговоров, доверие появляется там, где люди делают общее дело. Если команда делает хороший продукт и каждый вносит свой вклад, то будут и ресурсы для повышения зарплаты, и интересные задачи. Если дела в компании не очень, то нечего удивляться, что люди ищут альтернативные варианты.

Наши выборы — полное дерьмо

Элла Памфилова смогла сделать российские выборы ещё хуже: безнаказанность фальсификаторов, беспредел почерковедов, электронное голосование и досрочное голосование на пеньках. Установка капчи для просмотра итогов голосования — это вишенка на торте.

Разумеется, досталось и наблюдателям: гонения на Голос, ужесточение порядка регистрации, массовое направление безразличных истуканов от Общественной палаты.

Раньше я работал на выборах наблюдателем, но если на участке больше 1000 избирателей, а голосует человек 200, то найти столько наблюдателей, чтобы они смогли несколько дней защищаться от вброса ещё 200 бюллетеней — это утопия.

С другой стороны, 10 членов УИК тоже надо откуда-то взять. И, конечно, нашим депутатам абсолютно плевать, в каких условиях они работают. Если выборы проходят по смешанной системе, одновременно в Госдуму и в региональный парламент, то получается по 4 бюллетеня на избирателя, такое в любом случае вряд ли получится посчитать до полуночи. При этом оплата труда членов УИК точно не стала более привлекательной.

Много лет я под разными предлогами оставался в роли наблюдателя и не пытался войти в состав УИК, но вот пришло время. И по опыту Белоруссии мы знаем, что честные члены УИК могут сделать для своей страны больше, чем наблюдатели. В Петербурге подать заявку для записи в резерв УИК можно здесь.

Niantic против багов

В последнее время в игре Pokemon Go случилось много разных обновлений и это не лучшим образом сказалось на стабильности приложения. Особенно расстроились профессионалы PvP — когда человек играет против человека, то тут и серьёзная борьба, и даже деньги для топовых игроков.

Niantic написал письмо по этому поводу и признал, что игра настолько сложная, что после каждого исправления есть риск получить ещё багов. Также компания заявила, что приняла меры для исправления ситуации: привлекла больше тестировщиков и стала развивать автоматическое тестирование.

Это, конечно, социально одобряемые меры, но, боюсь, что этого недостаточно. В идеальном мире тестировщики нужны, чтобы убедиться, что багов нет. В данном случае багов предостаточно и если будет больше тестировщиков, то они будут больше багов находить и предъявлять разработчикам. А это значит, что будут сдвигаться сроки релизов с новыми клёвыми фичами. Сомневаюсь, что бизнес к этому готов.

Очевидно, что чтобы исправить ситуацию, нужны большие перемены. Для этого кто-то из разработчиков должен придумать решение, убедить коллег, что это должно сработать, реализовать его и внедрить. И после этого можно надеяться, что ситуация существенно улучшится. Хорошие инженеры обычно могут предложить решение, но есть риск, что оно окажется достаточно трудозатратным и, возможно, Niantic упирается в лимиты по расходам на серверную инфраструктуру.